После 26 марта

26 марта в Перми прошел антикоррупционный митинг с участием студентов и школьников.

Сейчас вся страна обсуждает как возможности молодежи участвовать в протестных акциях, так и меры, принятые к участникам в разных городах страны. Приведем обобщение одного из участников оргкомитета пермского митинга, посвященное итогам акции:

«Думаю о давлении на учащихся со стороны учебных заведений Перми за антикоррупционный митинг 26 марта.

Среди организаторов, есть сейчас два случая такого давления: первый — еще до митинга. Был, когда мэрия бегала за заявителями и пыталась вручить уведомления задним числом. Одного из организаторов попросили срочно явиться на разговор в учебное заведение. На разговор также явился представитель мэрии. Второй — после митинга. Вызов к социальному педагогу.

Школьники выслушивали что их используют, намеки на успеваемость, что «этим занимается ФСБ» и прочие запугивания от нескольких взрослых людей (педагогов и сотрудников администрации города) в своих учебных заведениях.

Среди присутствовавших на митинге школьников и студентов 5% (31 человек) говорят о том, что были попытки оказать давление со стороны заведений и 38% (248 человек) говорят, что никакого давления не было — по данным опроса мероприятия вконтакте.

Отдельно несколько раз (в той же группе вконтакте) сообщалось, что в ПНИПУ предупреждали через старост групп — на митинг ходить не стоит под угрозой отчисления. Но пока ни о каких последствиях присутствия на митинге студентов ПНИПУ неизвестно.

Во многих школах Перми сейчас каникулы и дети ждут разговоров и уроков патриотического воспитания после.

Есть и оптимистичный случай. С одним из заявителей теперь директор колледжа здоровается за руку).

На фото — вероятная СМС-рассылка студентам ПНИПУ перед митингом».

Обращаем внимание читателей, что любые меры наказания и давления на детей, участвовавших в акции, являются противозаконными. Если вы столкнулись с угрозами и проч., пишите — поможем.

Реклама

Весеннее обострение

Вчера к нам за советом обратился отец второклассницы. Ситуация такая:

Девочка на уроке несколько раз просила разрешения выйти в туалет. Учитель довольно резко одергивала ребенка, не давая разрешения выйти. Девочка послушно сидела. Потом стала проситься активнее. В результате диалога ребенка с учителем, педагог вышвырнула из класса портфель ребенка. Тетради, учебники и прочие вещи разлетелись по коридору на глазах у изумленных родителей, ожидавших окончания занятий, чтобы забрать детей.

Мы порекомендовали родителю сначала написать заявление о произошедшем директору школы. В случае, если меры приняты не будут и педагог не извинится перед ребенком за свое поведение, стоит обратиться в надзорные органы.

133.000 выплатит учителю школа

Интересную новость сообщает сегодня пермская газета «В курсе».

Учительница из города Кунгура отсудила у школы, где преподавала историю, обществознание и экономику 133.000 руб. Деньги возникли из недоплаченных педагогу надбавок и единовременного пособия, за которые дама успешно поборолась в суде. Несмотря на протесты Министерства образования края, суд оставил решение неизменным.

Детали можно узнать здесь: http://v-kurse.ru/news/life/uchitelnitsa_v_prikame_otsudila_u_shkoly_133_tysyachi_rubley_nadbavok_3796625/

Кто-то возможно возмутиться как можно со ШКОЛЫ такие деньги требовать? Думается, что приучать образовательную организацию не доплачивать педагогам, как делают многие коллеги не отстаивая свои интересы, куда как хуже, чем добиваться справедливости и защищать свои права.

 

Прививки и право на образование

В декабре произошла история №1, а в феврале №2, связанные с недопуском детей в школу, в связи с отсутствием пробы Манту.

Первая история такая. Рассказывает мать шестиклассника. «Звонит мне в середине декабря классная дама моего сына. Просит не пугаться, но при этом сама как-то нездорово посмеивается. Сообщает, что сына с сегодняшнего дня не допускают до уроков, поскольку у него не реакции Манту. Да, я написала отказ! У моих обоих сыновей очень неприятная реакция на туберкулин, входящий в пробу. Но против иных способов определения состояния здоровья ребенка я не возражала. Классная сказала, что то же она проговорила школьному медику, попросив направление на Диаскин тест. Медик заявила, что классная должна была сама позаботиться о направлении. Дальше мы уже хихикали вместе, понимая всю абсурдность ситуации. Разумеется, направление нам дали. Ходить на уроки ребенок не перестал. Инцидент  мы с учителями, работающими на параллели сочли глупостью, поскольку я как законный представитель не отказывалась пройти иные формы определения состояния здоровья ребенка — тест или рентген, всё равно. Кстати, сын отметил, что в следующий раз сразу попросит направление в диспансер нашего района, поскольку качество организации процесса взятия проб его очень напугало: температуру никто никому не измерял, тем, кто кашлял (начинался грипп уже) пробы тоже ставили, торопили и подгоняли, у некоторых из пробы пошла кровь, но помощь им не оказали. Разумеется, такие процессы в школах не контролируются, отдаются на откуп медикам, которые теперь, совмещая работу в нескольких школах, не особо озабочены качеством предоставляемых ими услуг».
Вторая история о которой мы узнали недавно произошла в феврале прошлого года. И не так легко и весело как первая. Благодаря отсутствию пробы Манту одиннадцатилетний ребенок год не ходит в школу. Историю мы узнали из портала Progorod59. Интересна реакция разных взрослых. Мать убеждена, что школа нарушает право ребенка на образование. Юрист советует жаловаться в управление образования на неправомерные действия директора. Директор отмечает, что многочисленные проверки не нашли в их действиях никаких нарушений. «Полученные ответы от ПДН и от департамента образовния содержат информацию о том, что школа и КДН предложили все возможные законные способы проверки статуса тубзаболевания, а также были предложены альтернативные формы обучения – на дому, — пояснил Миков. – Однако законный представитель ребенка ни один из предложенных вариантов не приемлет. Фактически, в настоящее время мама нарушает право ребенка на образование». Вот так много разных взрослых не в состоянии договориться о действиях в интересах ребенка.

В принципе можно допустить у родителей наличие убеждений о вреде прививок. Это очень распространенная система ценностей сегодня. Так причудливо порой сплетаются свобода совести одних и право на образование других.