Что делать, если школа ставит диагнозы?

Несколько дней назад в одной из соцсетей нам пришла вот такая история.
Стиль и авторские знаки мы сохранили:
«В нашей школе есть мальчик, его все знают, ибо он делал много всякой ерунды, он может «погнаться за кем-то просто так, кидаться острыми предметами, кричать…», некоторые, как говорят наши учителя, «особо одаренные» еще достают его и от то он становится еще ненормальнее. В общем-то все знали, что у него проблемы с психикой, но около года назад его «выходки» участились и учителя стали открыто говорить о том, что у нет, не знаю, там…гиперактивность…
недавно он сломал часть двери и когда все всполошились и стали спрашивать что случилось наши «врачи» рассказали о том, что у Р (имя мы не станем называть — ред.) (так зовут мальчика) шизофрения и т.д.
«Особо одаренные личности» я о них говорила, распространили эту «новость» по школе, из-за чего Р. лучше не стало.
Мы сейчас пишем эту историю вам»
После расспросов выяснилось, что родители не спешат защищать права этого ребенка. Кто в этой истории может как-то повлиять на ситуацию?
Если взрослые, то:
— классный руководитель, задача которого всё-таки создавать в классе какую-то миролюбивую и дружелюбную среду;
— психолог и социальный педагог, поскольку работа с такими детьми по сути и есть содержание их деятельности.
Если дети, то:
— Одноклассники, которые вполне могут «одергивать» взрослых, объясняя им что они делают, когда распространяют о ребенке информацию такого рода: будь то реальный диагноз или фантазии на тему диагноза.
— Дети, участвующие в школе в институтах общественно-государственного управления (Совет школы).
В любом случае эта история — ярчайший пример нарушения права на частную жизнь в школе. И если за мальчика не заступаются родители, то хочется верить, что кто-то разумный и способный минимизировать риски этой истории в школе найдется.

Реклама

«Без карточки для школы тебя НЕТ!»

Запыхавшийся ребёнок 12 лет, уже отправленный в школу, снова стучится в дверь. Отрываю. Ответ на вопросительный взгляд:
— Ну, чего?! Карточку забыл. В школе сказали: «Без карточки для школы тебя нет!»
И, разумеется, отправили домой.
Риск №1: торопящийся, спешащий ребёнок, во взвинченном состоянии, как правило, невнимателен.
Риск №2: кто-то из отправленных домом за пропускным документом в какой-то момент может решить не возвращаться в школу.
На общешкольных родительских собраниях администрации школ настраивают родителей контролировать процесс ухода ребенка в школу. И сами же не дают беспрепятственно пройти. Школа теперь режимный объект, куда только по пропуску пускают?
А ещё есть случаи, когда дети эти карточки теряют, и обслуживающая фирма, даже за деньги, быстро их не восстанавливает. Питание (карточка одна с несколькими функциями) сейчас по счастью не проблема — за деньги тоже кормят. А вот проход в школу каждый раз смиренная просьба к вахтеру, чтобы пропустил. Как чувствует себя ребёнок, которому каждый день нужно объяснять что-то, проситься, что бы пустили? Думается, тяги к знаниям и радости бытия такое положение дел не добавляет.
Вывод на самом деле простой: если ребенка не пускают в школу без карточки, стоит обратиться за разъяснением в надзорные органы.

День памяти жертв политических репрессий

30 октября в Перми на Егошихинском кладбище прошёл традиционный митинг, посвящённый Дню памяти жертв политических репрессий. Вопреки традиции мероприятие не посетили чиновники, почти не было молодёжи и совсем не было педагогов. Историческая память объединила учёных, представителей общества «Мемориал», а так же некоторые депутаты приняли участие в митинге, не побоявшись взять на себя конкретные обязательства. К примеру, Алексей Грибанов пообещал поставить памятник жертвам политических репрессий на баланс города, чтобы звонница наконец-то «обрела хозяев» и было кому ухаживать.

Первой на митинге выступала уполномоченный по правам человека Пермского края Татьяна Марголина. В своей речи омбудсмен напомнила об обязанностях государства в связи с недавно принятой  КОНЦЕПЦИЕЙ государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий.
Полный текст выступления смотрите здесь: https://www.youtube.com/embed/gWx9xFjqH3w?rel=0

Депутат городской думы Надежда Агишева рассказала о том, как она открыла для себя этот день, как познакомилась с проблематикой сохранения исторической памяти, определила, что и как можно сделать, чтобы достойно отнестись к памяти жертв. Выступление Надежды можно посмотреть здесь: https://www.youtube.com/embed/WmgLM_8XdQE?rel=0

Интересным было завершающее выступление Виталия Ковина. Он отметил, что очень трудно точно определить явление, которое мы называем политическими репрессиями в годы большого террора, поскольку масштабность уничтожения граждан не подходит ни под одну существующую классификацию. Смотрите выступление Виталия Ковина и размышляйте вместе с учёным и общественным деятелем: https://www.youtube.com/embed/hvHr8YCvN-4?rel=0

Вот уже четверть века в нашей стране есть День памяти жертв политических репрессий. И всё это время не утихают споры о том, как и какую историю необходимо изучать, чью память чтить и как сохранить эти страшные годы для потомков. Участники митинга убеждены, что без памяти о трагедиях невозможно обеспечить себе и детям свободу в настоящем.

После минуты молчания и торжественных речей, участники митинга традиционно прошли круг памяти и возложили цветы к мемориалу.