Правовая договороспособность

Осень в Пермском крае — пора громких образовательных скандалов. Стреляющий в детей физрук, затем громкая история с отчислением детей из гимназии Чайковского по причине болезни.

Если в первом случае ситуация после соответствующих проверок разрешится в суде, то вторая история выглядит слегка запутанной. 11 октября газета «Чайковские новости» публикует материал о том, что двух детей с онкологическим диагнозом отчислили из гимназии именно по причине болезни. История «взрывает» интернет, а в прессе появляются детали о мальчике, который умолял его оставить, о словах директора, что такие дети портят все показатели. Однако нигде нет обращения родителей. То есть законные представители пострадавшей стороны молчат.

24 октября в Чайковский для участия в заседании комиссии по делам несовершеннолетних прибыл детский омбудсмен Павел Миков. На рассмотрении Павла Владимировича на тот момент находилась жалоба учащейся в гимназии девочки, а так же обращение мамы одной из учениц. В дальнейшем к этим текстам прибавилось ещё и «коллективное обращение учеников гимназии, которые просят их защитить от настойчивых журналистов и возможных административных решений в отношении администрации Гимназии». Заседание комиссии проходило в закрытом формате. Как сообщает сайт пермского уполномоченного по правам человека «пришли к выводу, что руководством гимназии были допущены этические ошибки, а именно – неправильно выбранный тон в беседе с родителями, борющимися с тяжелым заболеванием своих детей, настойчивость в убеждении перевести детей в другие школы, вместо создания специальных условий для обучения в гимназии детей с ограниченными возможностями здоровья. Также, по заявлению омбудсмана, представление этой темы в СМИ явно не отвечало интересам детей и нарушало все возможные принципы журналистской этики». Так же продолжатся всесторонние проверки образовательной организации и деятельности администрации учреждения.

Подобные истории с одной стороны выводят на поверхность риски, актуальные для многих. К примеру, сотрудники спецшкол рассказывают, что порой к ним попадают здоровые, но хулиганистые дети, от которых школы «избавляются» самыми разными способами. С другой стороны мы наблюдаем некий коммуникативный диссонанс: СМИ придумывают детали или пользуются сомнительными источниками, администраторы образовательных организаций, вместо того, чтобы свою версию происходящего представить, уходят в глухую оборону и не дают комментариев. Родители тоже испытывают трудности: с одной стороны хочется максимально обеспечить права своего ребенка, с другой — иногда возможно попробовать договориться или хотя бы уточнить понимание ситуации обеими сторонами. Опять же у всех разные консультанты и советчики. Эксперт общественной организации «За права детей на образовании в Пермском крае» Владимир Морозенко советует родителям «не вести «задушевных» разговоров с директорами и классными руководителями и оформлять все свои действия юридически. Если не хотят принимать ребенка в 10-й класс — пусть на вашем заявлении укажут причину. Скорее всего, отказа не последует, потому что законных оснований для «сокращения» неугодных учеников у школы нет».
Приятно отметить, что появляются родители, готовые защищать права своих детей. Но многому ещё предстоит научиться. История с чайковскими школьниками — наглядное тому подтверждение.

 

Реклама

Побои в семье всё так же наказываются уголовно

В среде правозащитников часто ведутся споры о том насколько родители могут нарушать права человека относительно своих детей. Одни глубоко убеждены, что права человека — прежде всего, отношения личности и государства, то есть власти. Другие уверены, что родители дома как раз и есть та самая власть. Власть, которая может быть использована во вред ребенку, которую необходимо как-то ограничивать во благо ребенка. Споров много. Выводы каждый делает сам.
Права детей защищают не только международные документы. В различных законах нашей страны есть разделы, предназначенные защитить интересы несовершеннолетних.
Но вот недавно член Совета Федерации Елена Мизулина вышла с очередной инициативой: дама предложила законопроект об исключении из Уголовного кодекса нормы о «семейных побоях». Как пишут «Ведомости»: «В июле она предложила изменить только что декриминализованную ст. 116 УК, по которой в первый раз за побои теперь следует административное наказание, а при повторном нарушении в течение года или за причинение побоев близким родственникам – уголовная ответственность. Мизулина же настаивала на том, чтобы исключить уголовную ответственность за «побои в отношении близких лиц» без нанесения вреда здоровью и отнести эти деяния к административным правонарушениям: по ее мнению, из-за декриминализации этой статьи «поведение членов семьи стало более общественно опасным, чем поведение постороннего человека, нанесшего побои на улице». Предложенные сенатором поправки сразу раскритиковали юристы и правозащитники».
Для чего было необходимо «разрешить» семейные побои — вопрос открытый. Но попытка «протащить», к примеру, порку как предохранение от «более общественно опасного поведения» настораживает.

Суксунский физрук

Всё начало октября в Пермских СМИ активно обсуждается новость о том, что 23-летний физрук из Суксуна стрелял по детям в воспитательных целях. Таким образом педагог боролся с курением. По утверждению учителя, дети курили около школы, а он ранее уже делал им замечания. Чтобы напугать девятиклассников он достал пневматический пистолет и начал стрелять, по его словам, целясь именно в асфальт рядом с детьми.

В МВД Пермского края сообщили, что один школьник был ранен в грудь, у другого пуля пролетела рядом с виском. О происшествии в школе в полицию заявила мать ребенка.

11 октября стало известно, что мужчине предъявили два административных правонарушения: «Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль» и «Стрельба из оружия в населенных пунктах или в других, не отведенных для этого местах».

Примечательно, что наказание по первой статье — всего лишь штраф до 30 тысяч, арест до 15 суток или обязательные работы до 120 часов. По второй — штраф до 50 тысяч и конфискация оружия и патронов. Конкретное наказание назначит судья, дело  передано в суд.

После скандала, который развернулся в соцсетях и краевых СМИ учитель написал заявление об уходе. Если верить репортажу телекомпании Т7 директор школы так же написала заявление об уходе. Но это ещё не конец истории, поскольку впереди суд.